18+

Отцовские уроки

31 Января 2011 10:30 - автор Виктор Чигинцев
Известный в городе, а несколько раньше во всей угольной отрасли копейчанин Юрий Купричев почувствовал тяжесть шахтерской кровли еще до службы в армии. Из шахты же вышел на пенсию. И все же главное содержание его жизни составляет не угольный забой, а токарный станок на машиностроительном заводе, известном всей стране.
Отцовские уроки
Юрий Купричев (на переднем плане) с легкостью учился и сам передавал знания молодежи.

Не только в очерке о человеке, а чаще в самой человеческой жизни бывает кольцевой сюжет. Собственно, где ему еще быть, как не в жизни? Она, жизнь, озвучивает истории людей, раскрывает сюжетные линии, исповедует карму судьбы. Например, известный в городе, а несколько раньше во всей угольной отрасли копейчанин Юрий Купричев почувствовал тяжесть шахтерской кровли еще до службы в армии. Из шахты же вышел на пенсию. И все же главное содержание его жизни составляет не угольный забой, а токарный станок на машиностроительном заводе, известном всей стране.

А вот еще одно «кольцо» сюжета. Служил в ракетной части, охранявшей небо Москвы. И думать не гадал, что с «порога» 70-х придется часто выезжать в столицу, что его портрет будет красоваться в Министерстве угольной промышленности и что заместитель министра, Герой Социалистического Труда Федор Кузюков однажды спросит, не сын ли он Егора Купричева, которого хорошо знал в бытность первым секретарем Копейского горкома КПСС: «Добрый был стахановец Егор Купричев. Значит, сын в отца пошел!» Федор Федорович не забыл, как не подал руки ретивому начальнику шахты, отказавшему бригадиру навалоотбойщиков в нескольких пачках махорки, как говорится, на всех поровну. Орал начальник: «Ты, мать-перемать, мне суточный план завалил. Не будет тебе махорки!» Такие начальники с легкостью снимали с людей «броню» и отправляли на фронт. Орденоносец-стахановец Егор Купричев просился на фронт добровольно, да не отпускали.

Имена из легенды

Давайте вспомним о стахановцах. Словно из легенды звучат имена шахтера Никиты Изотова, сталевара Макара Мазая, кузнеца Александра Басыгина, фрезеровщика Ивана Гудова, машиниста паровоза Петра Кривоноса… Они – первые из первых. Какими они были? Чем снискали всенародную славу? Почему были кумирами Юрия Купричева?

В очерке «Алексей Стаханов» журналист Михаил Кольцов нарисовал характерный портрет знаменитого на весь мир шахтера. Он писал: «Суетливая газетная шпана пробует кое-где изображать Стаханова сказочным Бовой-королевичем, этаким лихим пролетарским принцем, который рубает и рубает до бесчувствия, за что и одарили его полцарством, шубой соболиной и неразменным рублем; другие приписывают ему высшую образованность, тонкое знание всех горных наук, суют ему на подпись так называемые высказывания о персидской живописи, пламенные приветствия разным антимозольным конгрессам, умоляют написать ну хоть десять строк о стахановском методе в философии.

На самом деле это натуральный, если хотите – обыкновенный шахтер Донецкого бассейна, ничем из ряда вон не выходящий ни по физической силе, ни по учености и опыту. В шахту пришел он из деревни. Пришел не ставить мировые рекорды, о которых не подозревал, а заработать себе на лошадь. На серого коня в яблоках, о каком мечтали его дед, отец, он сам и вся его безлошадная семья орловских крестьян».

Прерванная переписка

Кольцовский портрет Алексея Стаханова типичен для всей плеяды стахановцев, в том числе для знаменитых копейчан – отца и сына Купричевых. Ударный труд в добычном забое и за токарным станком был единственным способом выбраться из нужды. Семейство Купричевых ютилось в одном из камышитовых бараков, что стояли на месте нынешнего автовокзала. Потом прикупили землянку с земельным наделом. Егор Купричев уже был при орденах, когда скопил денег на строительство дома в поселке Кадровик. Сын знаменитого копейского шахтера-стахановца Юрий уже был женат, когда получил комнату в коммуналке. Будучи орденоносцем, лауреатом Государственной премии, жил в комнатке на общей кухней еще восемь лет, прежде чем переехал в отдельную квартиру.

Почетный шахтер, кавалер двух орденов Трудового Красного Знамени Егор Иванович Купричев стал первым учителем сына, легендарного токаря машзавода имени Кирова Юрия Егоровича Купричева. Отцовские уроки – это яростный труд в забое, жаркая битва за уголь под аккомпанемент пулеметных очередей отбойного молотка. «Беру обязательство выполнить месячный план на 150 процентов, бригада в целом – на 130 процентов», — писал отец на фронт командиру минометного взвода лейтенанту Георгию Кожарову. А с фронта отвечал вчерашний навалоотбойщик лейтенант Кожаров: «Я Егор, твой ученик, ты учил меня рубить уголь. Теперь я могу поучить тебя, как лучше бить фашистов…». Переписку прервала героическая гибель лейтенанта. Но и сам Егор Купричев ненамного пережил Кожарова, умерев в золотой юбилей, так и не успев достроить свой дом.

Юрий, конечно, тяготился вниманием «газетной шпаны», но на заводе его тепло называли «наш Юра». За открытость, душевную теплоту по-свойски называли и тогда, когда был избран делегатом XXVI съезда КПСС, стал кавалером ордена Трудового Красного Знамени и был назван лауреатом Государственной премии. Поработав в шахте, как отец, отслужив в армии, он пришел на завод после окончания горнопромышленного училища. И так уж сталось, что негаснущей путеводной звездой всегда была для него недолгая, но яркая судьба отца-стахановца.

Сколько стоит буханка?

В 1968 году Юрий Егорович стал коммунистом. В горком партии его привел секретарь парткома завода, Герой Советского Союза Георгий Степанович Кузнецов. В строю людей, подобных отцу, этот человек стоял в первой шеренге. Среди вопросов, услышанных на бюро горкома, был и такой, как говорят, со смыслом: «Сколько стоит буханка хлеба?» Ответить на него было не сложно. Родившись в военное лихолетье, в семье, где получку отца делили на восьмерых, он знал цену хлеба. Отец умер после победы, когда жизнь только входила в русло. Чтобы помочь в воспитании младших, Юрий оставил школу, поступил в училище. И стал достраивать дом, который не успел достроить отец.

Придя на завод и встав к станку, Юрий жадно ловил советы старших. «Будешь работать по технологии, только на соль заработаешь», — сказал один из тех, кого именуют асами. Дельный совет. Он означал, что точить детали следует не по шаблону, а с придумкой. Многое почерпнул Юрий от Героя Социалистического Труда, известного новатора-стахановца и наставника токарей Николая Ивановича Доброносова. Однажды учитель привел высказывание Бернарда Шоу: «Если у меня есть одно яблоко и у тебя – одно яблоко, и если мы ими обменяемся, то у каждого из нас останется по яблоку. А если у тебя есть идея и у меня идея, и мы обменяемся идеями, то у каждого из нас будет по две идеи…». А идея, замечал, в свою очередь, токарь-наставник, — это начало нового!

Работал с придумкой

К концу шестидесятых токарь-новатор Купричев заметил, что «топчется» на месте. Научившись виртуозно точить детали, доведя движения рук до автоматизма, он как бы исчерпал резервы производительности. И тогда он решил: надо учиться. Взяться за учебники надоумил не мастер, не начальник цеха, а… подшефный. Юрию было 24 года, а ученику – 18 лет. Но наставник, имея семь классов, обучал студента-вечерника политехнического института.

Пошел Юрий в вечернюю школу, потом – в техникум. За последующие четыре года производительность труда выросла у него вдвое. Занялся рационализацией, научился отстаивать свои предложения. Скажем, заготовку полумуфты приходилось обрабатывать на токарном станке. Накладно, если учесть, что заготовка весила 9 килограммов, а деталь – 2,7 килограмма. Юрий подготовил расчеты, предложил перевести деталь на штамповку. С ним согласились. Вот что значит учиться, работать с придумкой, а не по шаблону. Токарю стали доверять проведение дней новатора. Он щедро делился со станочниками оснасткой, инструментом, новыми приспособлениями, способами заточки резцов. Учил других оптимальным режимам работы, совмещению операций при обработке той или иной детали.

Обогнавший время

В девятой пятилетке Юрий Егорович выполнил 10 годовых норм. Об опыте работы токарей из бригады Купричева и его самого писали газеты, снимали фильмы тележурналисты. Может быть, повезло, и пошел фарт? Но в десятой и в одиннадцатой пятилетках Юрий снова выполнил по 10 годовых норм. За 15 лет – 30 годовых норм!

Однажды на одной из конференций председатель теркома профсоюза угольщиков Юрий Глоба «по секрету» поздравил тезку сразу с четырьмя событиями: Новым годом, избранием членом бюро обкома КПСС, делегатом XXVI съезда КПСС и… выдвижением на присвоение звания Героя Социалистического Труда. Министерство, дескать, одобрило! С последней новостью профсоюзный вожак поторопился. В списке награжденных, напечатанном в газете «Правда», напротив фамилии Купричева был означен орден Ленина.

Во благо Отечества

Резец наточить, топор заострить, пилу подправить, сруб срубить, землю возделать – все умеет Юрий Егорович. Кроме одного… так и не научился плавать. К охоте и рыбалке не приобщился. Из дальних странствий был только на отдыхе в Чехословакии и на экскурсии в Прибалтике. Зато, научившись видеть мир дальше своего станка, стал стахановцем и в общественной жизни. Избирался партгрупоргом, членом партбюро родного цеха и обкома, депутатом областного Совета и депутатом Верховного Совета РСФСР. И сейчас, будучи на пенсии, возглавляет ветеранскую организацию центрального района города. «Шагнув» в XXI век раньше других, он и сегодня помнит отцовские уроки, вкладывая их мудрость во внучек Екатерину и Ксению, внуков Антона и Егора. Благо, есть кому передать опыт содержательной жизни, прожитой во благо Отечества.
Поделиться

  • День воинской славы России
  • 18 октября - памятная дата в военной истории России
  • 9 октября - памятная дата в военной истории России
  • 24 сентября 1799 год - памятная дата
Материалы рубрики
Новости