18+

«Сохрани мои письма...»

11 Февраля 2011 14:27 - автор Виктор Чигинцев
Эти письма, написанные рукой гвардии старшего лейтенанта Зейлика Львовича Клеймана, долго «путешествовали». Они писались в окопах войны, в городах России, странах Европы, в Германии. Потом отправлялись на Урал, в Копейск. По прошествии многих лет попали в Израиль, пока не были опубликованы в книге «Сохрани мои письма», изданной в Москве. И уже в печатном виде снова попали в Копейск, в редакцию газеты.
«Сохрани мои письма...»

Офицер-артиллерист Зейлик Клейман – старший брат героя очерка «Одесский Гаврош живет в Копейске» («КР», 26.02.2000г, сборник очерков «Земляки» изд-ва «Копейский рабочий», 2004 г.) Марка Львовича Клеймана. И родной дядя писателя Бориса Клеймана, живущего в Израиле. Он и увез письма Зейлика на землю обетованную, предложив их публикацию в книге центра «Холокост».

Эти письма, написанные рукой гвардии старшего лейтенанта, командира гаубичной батареи 7-го Нежинского мехкорпуса 6-й армии 1-го Украинского фронта Зейлика Львовича Клеймана, долго «путешествовали».

Они писались в окопах войны, в освобождаемых городах России, Украины, странах Европы, в Германии. Потом отправлялись на Урал, в Копейск. По прошествии многих лет попали в Израиль, пока не были опубликованы в книге «Сохрани мои письма», изданной в Москве центром «Холокост». И уже в печатном виде снова попали в Копейск, в редакцию газеты.

Когда в прошлом году автор романа «Modus vivendi» Борис Клейман встретился в редакции газеты с журналистами «Копейского рабочего», он пообещал, что скоро пришлет нам книгу, в которой будут напечатаны письма погибшего дяди. Борис Маркович выполнил нашу просьбу. На днях редакция получила книгу «Сохрани мои письма».

Предисловие

В 1944 году «Копейский рабочий» поместил перепечатку из фронтовой газеты «За Родину». Материал о взятии Франкфурта-на-Майне был подписан гвардии старшим лейтенантом З. Клейманом. Молодой офицер мечтал о литературном творчестве. В одном из писем писал: «Вот закончится война, пойду учиться в литературный институт, займусь журналистикой».

8 декабря 1942 года. Бухара

«Здравствуйте, дорогие! Только что получил от вас письмо за 29.11. Вы не можете представить моей радости. Письмо читал во время ужина, от счастья у меня перехватило дыхание, и я захлебнулся чаем […]. Теперь моя мечта — попасть после выпуска на фронт. Ибо знаний, сознаться, я вынесу немного. А месяц войны дает больше, чем три года учебы в академии. Это сказал тов. Щаденко. К тому же я буду выпущен младшим лейтенантом, на фронте я смогу быстрее продвинуться в звании (надеюсь, что буду достоин), чем сидя в тылу. Словом, или голова в кустах, или грудь в крестах, как говорит пословица. Только непосредственным участием в войне я могу оправдать те средства, которые на меня затратило правительство за время учебы в стенах спецшколы и училища, отомстить за те мучения, которые вы перенесли за время обороны нашей Одессы, отомстить за то, что я не знал юности, и лучшие годы прошли для меня безрадостно и в заботах. Больше писать нечего. Жду писем. Ваш друг, сын и брат Заля».

22 февраля 1943 года

«Здравствуйте, родные! Уже третьи сутки стоим на станции Арысь. Мы должны пройти через санпропускник. Какая забота о живом человеке! Я говорю не о нас – командирах и бойцах Красной Армии. С нами в эшелоне едут женщины-немки – переселенцы, целую ночь их пропускали через пропускник. И перед Ташкентом, на станции Урсатевской, тоже был санпропускник. Мало этого, вчера к вагонам подъехала кинопередвижка, смотрели «Танкисты».В какой стране еще такая забота?! Самочувствие хорошее. Продукты выдали на 15 дней. Колбаса, сельдь, сахар, сухари, чай. Половину селедки обменяю на крупу. Здесь продпункта нет, и поэтому сидим без горячей пищи. Из сухарей и колбасы делаем замечательное блюдо. Котелок воды, четыре-пять сухарей, кусочек колбасы, мелко резанной, все перекипятить…»

24 апреля 1943 года

«Здравствуйте, дорогие мама, Ида, Марик! Учение кончилось, теперь начинаются боевые будни. Завтра еду на фронт. Надеюсь оправдать звание офицера Красной Армии и честь одессита. Жив, здоров, настроение замечательное. Здесь уже тепло, появилась трава и какой-то особенный запах весны, которого не было в этой Средней Азии и который так приятен был у нас в Одессе в начале апреля. Пишите почаще. Ида! Почему не пишешь? Ваш сын и брат Заля».

Конец 1944 г.

«Здравствуйте, дорогие мама, Ида, Марик! Вряд ли вы догадались бы, где я сейчас нахожусь. Я в логове берлинского зверя, в Пруссии, сижу в бруствере окопа, дую на замерзшие пальцы и пишу вам письмо. Впечатление о Пруссии неважное. Земля плохая, без кирки не обойтись, солдаты проклятья шлют немцам за такую землю. За день поломали кирку и две лопаты. Земля удобряется хорошо, но ее мало, поэтому немцы и рвались на Украину. Живут немцы отдельными имениями, два-три дома, нежилые строения – населенный пункт. Вернее, не живут, а жили, ибо все население ушло. Заходил в один дом, смотрел барахло. Русская шуба, русский разбитый патефон, осколки наших русских тарелок. Валяются половики, точь-в-точь такие, какие были у нас на полу – в цветные полоски, папа, кажется, покупал их на метр. Может быть, те же самые? Гитлер вооружает все население обоего пола. Если он хочет уничтожения всей своей арийской расы, то он получит это. Холодно, пишу быстро и делаю ошибки. Прошу не обращать на них внимания. А пока что нужно кончать эту войну. Борьба тяжелая. Т. Сталин обещал, что в ближайшее время знамя победы будет реять над Берлином. Раз он так сказал, значит, так и будет. До Кенигсберга, столицы Пруссии, осталось 105 км. Целую вас всех. Ваш сын и брат Заля».

3 февраля 1945 г.

«Здравствуйте, дорогие! Наконец, я в Германии. У самой реки Одер. Сначала, когда перешли немецкую границу, жителей не было видно. Иногда попадались немецкие поляки. А здесь, в деревне, где я нахожусь, почти все жители остались. Мужчин нет, одни женщины и дети, да старики. Наши солдаты ведут себя культурно. Никого не трогают. Но мяса едят сколько угодно – в котел закладывают по целой корове. Немки удивлены, что их не расстреливают, не бьют и пр. Я с батареей занял дом. Жителей – старуху и трех девушек – поместил в одну комнату, а остальные четыре занял с бойцами. Живут немцы неплохо. Обстановка и уют замечательные. Впервые за три года спал на перине. Вернее, не спал, а мучился, ибо никак с непривычки не мог заснуть. Перешел на диван и тогда только заснул. С хозяйкой я культурно сговорился, что ее погреб в моем распоряжении, и ординарец варит-жарит, а вчера на ужин даже пельменей приготовил. Когда мы ночью пришли в квартиру, то немки запрятались в угол и всю ночь проплакали. Но утром я с большим трудом объяснил им, что их никто не тронет. Девчонка лет 16 пожаловалась, что один солдат ударил ее пистолетом по голове день тому назад. Я позвал солдата, у которого немцы расстреляли жену, детей, мать. Рассказал им про это, да рассказал, как немцы танками детей давили, да как детям грудным головы об печи разбивали. Трудно было говорить. И почему я как следует немецкого не учил! Теперь мы все жалеем, а в школе не учили. Но немки меня поняли. Я притащил стул из другой комнаты. Стул наш, со звездой. Девушка плакала, стала говорить, что они не виноваты, а виноваты немецкие солдаты. Старуха говорит, что у нее сыновей нет, а муж умер вот уже семь лет. Врет, понятно. Но после моего разговора повеселели, смеются. А старуха открыла шкаф с банками варенья. Брать варенье запретил – возможно, отравлено».

Тайна семьи Клейман

Очерк «Modus vivendi»: челябинский роман (копейский мотив») завершается ссылкой на семейную легенду: «Парадокс… заключается в том, что дядя, чью заветную мечту о литературном творчестве успешно осуществил Борис, на войне не погиб, а чудом остался жив…, о чем свидетельствовали его боевые друзья и соседи по госпитальным койкам. Есть предположение, что гвардии старший лейтенант, оставшись после ранения и контузии неподвижным, сумел скрыть свою судьбу от родных под чужой фамилией, кочуя по военным госпиталям. Эта тайна семьи Клейман до сих пор не раскрыта».
Поделиться

  • День воинской славы России
  • 18 октября - памятная дата в военной истории России
  • 9 октября - памятная дата в военной истории России
  • 24 сентября 1799 год - памятная дата
Материалы рубрики
Новости