18+

Алхимия слова

04 Апреля 2011 11:42 - автор Виктор Чигинцев
В этом выпуске тематической страницы «Копейский рабочий» знакомит вас с творчеством талантливых земляков. Представляем вашему вниманию новую книгу поэта, члена Союза писателей России Юрия Кищенко, знакомим с летящими и проникновенными строками копейских лириков и рассказом «Молчун», автором которого является самобытный прозаик Виктор Ружин.
Алхимия слова
Юрий Кищенко

В этом выпуске тематической страницы «Копейский рабочий» знакомит вас с творчеством талантливых земляков. Представляем вашему вниманию новую книгу поэта, члена Союза писателей России Юрия Кищенко, знакомим с летящими и проникновенными строками копейских лириков и рассказом «Молчун», автором которого является самобытный прозаик Виктор Ружин.

Человек, наказанный Юпитером

Вышла в свет седьмая книга стихотворений известного южноуральского поэта, члена Союза писателей России Юрия Кищенко.

Великий Генрих Гейне писал: «Автор привыкает в конце концов к своей публике, точно она разумное существо. Разумен ли я? Есть ли у поэта его публика, почитатели его таланта?». Юрий Кищенко не обделен почитателями своего творчества. Стихи поэта поют, читают, запоминают, декламируют, одаряют ими друзей, родных, коллег по разным памятным датам. Лирико-патриотическое, глубоко народное, песенное стихотворчество поэта набирает силу. И последний сборник стихов «Тихие снега» — тому подтверждение.

Название книги – зимнее, немало стихов о зиме. А что такое зима? Это холод души, лед сердца, стужа памяти, возраст жизни. И этот возраст, воспитание и миропонимание поэта отвергают правопорядок современной жизни.

«В миг такой, конечно, не до шуток.
Разве мне ушедшего не жаль?..
Мну снега, ломлюсь по первопутку,
Снять хочу с плеча Руси печаль».

Говорят, что сердце поэта – центр мира. Это сердце остро чувствут растущее напряжение общества, его боль и недоумение по поводу дальнейшего оглупления и закабаления народа. Не дает покоя больной нерв, пронизавший насквозь Россию.

«Не гулять размашисто, как прежде,
Разошлись Союза берега.
Заметает Родину оснежьем
И ложатся тихие снега».

Поэт протестует. Ему хочется посмотреть в глаза Отчизне, которая для него была отрадой, и… «для нее хотелось песни петь». Протестные ноты звучат в книге пронзительно и твердо. Поэт, выражая волю народа, восклицает:

«Дожди, дожди идут косые,
Идут, как на парад, дожди.
Как будто плачет вся Россия…
Но плачут ли в Кремле вожди?»

Классик сказал: «Быть может, поэзия есть болезнь человека, как жемчуг есть собственно больной нарост, которым страдает бедный слизняк». В стихотворениях Юрия Кищенко яркие слова, сравнения, эпитеты рассыпаны щедро. Нанизанные на сюжеты стихов, они напоминают дорогое ожерелье, заряженное энергией, вдохновением и философией автора.

«Ведь чует сердце загодя –
Богатый будет год…
И солнце спелой ягодой
На грядку упадет».

Стихи Юрия Кищенко полны лирики и мелодизма. Право, стоит знать и ценить своих поэтов, имея на копейской «книжной полке» неприметную по объему, но богатую содержанием, музыкой и философией жизни книгу стихотворений Юрия Кищенко.

«Кого Юпитер хочет наказать, того он делает поэтом», — говорил Генрих Гейне. Юрий Кищенко чувствует это «наказание» в полной мере.

Проза

Виктор РУЖИН

Молчун

В народе говорунов называют болтунами, а молчаливых — молчунами. «Нашел — молчит, потерял — молчит».

У колоритного мужика Федосея жизнь и пролегла через это. Заступил он в нее на полном серьезе и основательно. Никаким соблазном не свернешь, и вырвал из жизни себе смысл в молчании. Если одно слово за день изложит, то хорошо. Когда сидит, то бывает смирным, а когда лежит, то — тихим. А бывает, сидит на крылечке и совушкой, не шелохнувшись, на нее поглядывает. Улыбается молча, здоровается тоже молча, кивком головы. Зато ни одно матерное слово из его уст не вылетело. И кушал исправно. Жена наблюдала и была довольна, когда он, поевши, ложку оближет. Это — хороший знак: значит, еда пришлась ему по вкусу, и таким манером он приносит ей благодарность.

Если копает он огород, то грачи стаей слетаются к нему полакомиться червяком. Они знают, что он на них не вскричит, лопатой не замахнется, с ним птицам раздольно.

Как-то сосед пришел к нему во двор поскандалить. Кошка Федосея его грядки изрыла и истоптала. Так Федосей его молча животом, животом, и вытиснул со двора. Бывало и такое: если он в очереди в магазине стоит, а какой-нибудь ловкач без очереди к прилавку нахально втискивается, то Федосей подойдет спокойно к нему, возьмет за руку и молча выведет из магазина. Отстояв справедливо очередь, купит хлеба, и пока идет домой, все вдыхает его душистое тепло, как испаринку родного дитя.

А когда знакомые приглашали его с женой попировать, так он сядет за стол просидит до конца пира, не проронив не единого слова, только посматривает. Сидит молча, пьет молча. К закуске Федосей относился философски. Вначале солениями уважится, а как слеза в глазах выступит (это значит, сок переварительный пошел), тогда на мясное налегает. Опьяневшие мужики подскакивают к нему с разговорами и тут же отлетают, словно ударившись о глухую бетонную стену. А Федосей торжествует, будто он в молчании верхом на коне сидит. А пляска пойдет, то лицо его становится добрым, и он смотрит радостными глазами. В пляске он читает откровение людей и видит их распахнутую душу.

Есть у Федосея сын, они друг друга воспринимают только глазами. Приедет сын в гости, с матерью говорят, а Федосей только прилежно сидит, слушает. Сын разговорами мать спасет и уедет, оставляя стариков на милость безмолвию.

Природа сконструировала Федосея правдолюбом, и приходится ему больше смотреть да слушать, чем говорить. Он любит природу, понимает ее язык, с ней ведет разговор. Этот мир им обжит. Федосей припал к нему ухом и слушает грудной вздох земли, а та тонюсенько перебирает нити его души, мыслью заостряет его глаз, сердце трогает задумчивыми далями. И Федосей признателен природе, что она чтит сыновью теплоту и награждает внутренней силой.

Мир людей Федосею неинтересен. Скучно ему с ними, и он заслонился от них молчанием. Люди кажутся ему легонькими, пустыми, не вязанные тугими земными узлами.

В молодости разговорчивый был Федосей, а как пригляделся к трезвонной эпохе коммунизма, так и сник. А человек как был червем, так им и остался, только оглушенный. Трескотня одна да пустоцвет. Семена бесплодные раздувают, а всходов-то нет. От безысходности скукожился Федосей — нет ничего настоящего. Плутовкой стала жизнь, наворожит человеку счастья, а как откроет он глаза, то там зловещая пустота. Тут-то речь Федосея и закончилась.

Мужик-то он никакой не проказник, толк в нем сохранился, и цену жизни знает. Он даже комара не убивал, он его или сдувал, или стряхивал.

Федосей был добытчиком тепла для дома, а пустыми словами огонь этот не взять. Нужно было порой кропотливо за него биться, жизнь свою на это бросать, чтобы теплым очагом семью оберегать. За эту работу, семья уютом ему отвечала, старанием и преданностью дом стерегла.

Только уже в глубокой старости душа стала во сне роптать. Обидой разойдется на всю ночь, столько недовольства набунтует, что днем ее приходится упрашивать угомониться. Сядет Федосей на завалинку и, греясь на солнышке, в душе порядок наводит. Все, что наговорено, потихоньку улаживает, чтобы сердце гневом не дышало. Зачем это надо? Чтобы обидой душу поганить? Нет. Без зла надо в землю ложиться. Чистым туда идти.

Лирическое настроение

Любовь МЕШКОВА

Святая женщина
На перекрестке двух миров,
Под покровительством богов,
Святая женщина идет,
Во чреве жизнь она несет.

И в криках боли и огня,
Рождает женщина дитя,
И загорается тогда
На небе новая звезда.

Улыбка, взгляд, его рука...
И всей вселенной будет мало,
Ведь первым словом для тебя,
Конечно, будет слово МАМА.

Антонина ХРАМОВА

Я — словно загнанный зверек
в клетке.
Сосны ввысь —
заломив руки — ветки.
Губы сжаты, молчанье морозно,
Лишь алеют на снегу
слов розы.
Если ты молчалив —
проиграешь
И меня среди всех не узнаешь.
В сердце боль, как дитя —
плачет.
Родилась у нас любовь —
не спрячешь.
Собери алых роз —
слов значенье,
Подари — у любви
день рождения!

Вера КАЛМЫКОВА

«Любовь»
Мне прогулы ставят на кладбище,
А я все не могу угомониться.
Май, и соловей на ветке свищет,
А бабку угораздило влюбиться!
Что делать с той любовью? Вот беда!
— Моя душа поет, как молодушка!
А он и не узнает никогда,
Что сохнет по нему одна старушка.

Евгений КРАСНЫХ

«Перед Масленицей»
Что-то зима невзлюбила весну:
Заметелила марту дороги.
Гостья пришла,
поздний снег отряхнув,
Масленица на пороге!

Не миновать на снегу кутерьмы,
Людям об этом предписано в святцах —
Теплые проводы русской зимы
Ранней весной все равно состоятся.

На посиделки пекутся блины,
Шумных гуляний заждались гармони.
В радостных хлопотах встречи весны
Нет хмурых лиц и затей посторонних.

К Масленице прилетели грачи,
Значит, и почки проклюнутся к сроку.
Перед застольем у русской печи
Мира вам, люди, и здравица — Богу!

Игорь ТАДЖИДИНОВ

Заря
Разродилась заря в дреме утренней,
Пуповиной зацепила луну.
Ветер-пасынок шептал веды-сказы ей,
Призывая через осень весну.

Расплескалась роса сочью алою
По оврагам да склоненной траве.
Я пленен был этой благостью шалою,
Паче сини затерялся в листве.

Покатила высь венчать Толстопузое,
Медью ржавой целовать стынь степей.
Чтобы завтра вновь родиться и музою
Окрылять поэтов в таинстве дней.

Выбор есть
Время лечит, калеча о грани
Призмы жизни, которая лжет.
На изломах судьбы снова камни
Разбивают угасший восход.

Ты, как время, не знаешь покоя,
С хрустом ангелу крошишь хребет.
От Содома до прожитой Трои
Не найти мне, наверно, ответ.

На краю, где венчается море
С горизонтом остывшей зари,
Выбор есть: открывать ля в миноре
Или в страсти сгореть от любви.

В киосках «Копейского рабочего» (пр. Славы, 6; ул. 4-й Пятилетки, 68; пр. Победы, 25) вы можете приобрести книги наших копейских писателей и поэтов — Виктора Ружина, Антонины Храмовой, Надежды Севастьяновой, Павла Сандалкина

Поделиться

  • День воинской славы России
  • 18 октября - памятная дата в военной истории России
  • 9 октября - памятная дата в военной истории России
  • 24 сентября 1799 год - памятная дата
Материалы рубрики
Новости