18+

Мост в Сибирь

06 Августа 2010 13:14 - автор Виктор Чигинцев

«Я скажу о крае шире:
Зауралье – это мост.
От Урала до Сибири,
Он заходит в полный рост»,
— писал о соседней Курганской области поэт Леонид Куликов. Если расстояние между двумя областными центрами условно принять за «мост», то его длина составит 258 километров. Накануне Дня железнодорожника я преодолел это расстояние в компании машиниста электровоза, копейчанина Андрея Швана и его помощника Игоря Минина. То есть, они вели тяжеловесные грузовые составы туда и обратно, а я прокатился до крайних точек виртуального моста.

Мост в Сибирь
Пункт назначения - железнодорожный вокзал Кургана

«Я скажу о крае шире:
Зауралье – это мост.
От Урала до Сибири
Он заходит в полный рост»,—
писал о соседней Курганской области поэт Леонид Куликов. Если расстояние между двумя областными центрами условно принять за «мост», то его длина составит 258 километров. Накануне Дня железнодорожника я преодолел это расстояние в компании машиниста электровоза, копейчанина Андрея Швана и его помощника Игоря Минина. То есть, они вели тяжеловесные грузовые составы туда и обратно, а я прокатился до крайних точек виртуального моста.

Когда горит зеленый свет…

Какие мысли и впечатления посещают праздного пассажира в путешествии из Челябинска в Курган? Встреча с Транссибом рождает в груди всплеск добрых эмоций и трепет патриотических чувств. Ведь прокладку магистрали в начале XX века сравнивали с открытием Америки. Транссиб показывает человеку край без края – сибирские просторы. И вся-то российская жизнь за Уральским хребтом жмется к железнодорожной артерии, протекает синхронно рабочему ритму великой магистрали.

На станции «Челябинск» стоят электровозы. Они не пыхтят, как в недавнюю старину паровозы, но дробно выстукивают ритмы электрических сердец. Небо на востоке высвечивается радужьем огней. Над стадионом «Локомотив», где шумит праздник в честь Дня железнодорожника, кипят краски небесного спектакля огней. Но лица членов экипажа спокойны, а мысли сосредоточены на предстоящем рейсе. Кажется, весь эфир над станцией пронизан устными приказами, распоряжениями, командами, инструкциями. Постоянно звучит радиосвязь. Язык железной дороги имеет свою специфику и понятен только специалистам.

До станции Курган следовало довести «двойной состав» порожних вагонов числом 150 и длиной 3 километра. Железную колонну сосудов замыкал второй электровоз. Миновав пригородные станции, на прямой, доступный быстрому ходу путь выбирались до полуночи.

Челябинцы, просыпайтесь!

На раскаленную за день землю, не остуженную легкой прохладой летнего вечера, опустилась ночь. За окнами электровоза проплывали огни полустанков и деревень, мельтешила пляска ночных полутонов, мерцали в лунном серебре разлитые вдоль магистрали озера.

Заступившим на вахту машинистам предстояло вести состав, а мне, дабы продолжить свои обязанности на следующий день (докучать машинистам вопросами, выслушивать ответы, щелкать затвором цифрового фотоаппарата, словом, добывать материал и впитывать дорожные впечатления) следовало подумать об оставшихся коротких часах ночного отдыха. Но электровоз оказался «ночлежкой» никудышной. Дизайн кабины, размещение оборудования, агрегатов, два скромных креслица здесь были приспособлены для ответственной работы машинистов, но никак не для приятных сновидений.

Ерзая на снятых с кресел задней кабины, постеленных на полу подушках сидений, боками сонного тела ощущал жесткий перестук колес на стыках рельсов, могучий гул двигателей электровоза. Случайного пассажира эти неудобства утомляют, а машинистам приходится утомляться в течение каждых рабочих суток. По сути, «за рулем» они проводят по две недели в месяц. Гремящая, дрожащая, гудящая кабина напоминает (в этакую жару) сауну, а кондиционер на рабочем месте не предусмотрен. Впрочем, у машин нового поколения он имеется. И комфорта в современных машинах больше. От полнейшего утомления спасает Дом отдыха локомотивных бригад, имеющийся в каждом конечном пункте «рабочего плеча». В уютной, обслуживаемой приветливыми доброжелательными сотрудницами курганской гостинице, можно подкрепиться в столовой, принять душ и три обязательных часа спать в чистой постели.

Кажется, только закрыл глаза, как безмятежный сон разбудила команда: «Челябинцы, просыпайтесь…!».

Вокруг экватора? Легко!

И снова машинист электровоза с 20-летним стажем Андрей Шван бодр, энергичен, подтянут. Работать на железную дорогу он пришел после окончания техникума. Два курса проучился в институте, да что-то с получением высшего образования «не срослось». Но далеко не каждый обладатель институтского диплома награждается именными карманными часами с символикой ОАО «РЖД» и почетным знаком «1 млн. километров – без брака!» Последнюю награду Андрей Генрихович получил семь лет назад, так что железнодорожных верст на его счету столько, что нашу землю по экватору можно обогнуть более 30 раз. Не меньше стальных верст и на счету помощника машиниста Игоря Минина.

Сегодняшний состав «легкий», потому что порожний. Его вес всего-то 3480 тонн. Обычно, сближаясь на рельсах магистрали, с гулом проносятся параллельно друг другу два железных «снаряда» весом 6 тысяч тонн каждый. Земля под ногами качается!

В одной из точек маршрута увидел в небе тяжелый грузовой лайнер. По шоссе, обгоняемая поездом, шла колонна большегрузных фур. И все делали одно дело: пилот самолета и водители фур доставляли грузы из точки А в точку Б. В этот миг могло показаться, что вся-то жизнь в большой стране посвящена единой цели – доставке грузов. Салют самолету! Привет автомобилю! Да здравствует поезд! Видов транспорта много. Все везут пассажиров и грузы. По земле и под землей, по воде и под водой, в воздушном пространстве и в космическом просторе. Транспорт – один из «китов», на котором зиждется жизнь!

Город на Транссибе

Помнится, в Белоруссии кондуктор трамвая или троллейбуса объявляет: «Осторожно, двери зачиняются!» В России диспетчер железнодорожной станции сообщает: «Локомотив осаживается…» Оставив проплывшие за окном станции Шумиха, Щучье, Мишкино, Каясан, Юргамыш и многие другие, наш поезд остановился на красный свет в поселке Козырево. И до станции Потанино «осаживался» добрых три часа. Еще раз убедился: на железной дороге никто не бегает, все ходят шагом, размеренно. Здесь действует пословица: «Поспешай медленно!» Серьезно все, что связано с железной дорогой. Пока нашему поезду предоставили «посадочную полосу», время рабочих суток улетело безвозвратно. Похоже, понятия «нерабочее время», пока окончательно «не осадили» состав, у машинистов не существует.

Автор этих строк сделал «открытие»: в структуре Южно-Уральской железной дороги трудятся сотни копейчан. В их числе помощник дежурного по депо Михаил Рыскин, фельдшер здравпункта Светлана Платонова, машинисты Виктор Пименов и его сыновья, династия Виктор и Андрей Дернесы, Владимир Вишняков, Евгений Куценко, Сергей Бородин и многие-многие другие работники железной дороги с копейской пропиской. Да и могло ли быть иначе в городе, стоящем на великой транссибирской магистрали!
Поделиться

  • День воинской славы России
  • 18 октября - памятная дата в военной истории России
  • 9 октября - памятная дата в военной истории России
  • 24 сентября 1799 год - памятная дата
Материалы рубрики
Новости