18+

Мастер ручного набора

03 Июля 2010 0:00 - автор Элеонора Алферова
Наша переписка с Лилией Смирновой, дочерью редактора «Копейского рабочего» Алексея Приведенцева, продолжается. Лилия Алексеевна прислала для редакционного музея новые документы и фотографии. И главное, она выполнила нашу просьбу и рассказала о своей маме – Марии Васильевне Елпановой.
Мастер ручного набора
Мария Елпанова - во втором ряду слева

Наша переписка с Лилией Смирновой, дочерью редактора «Копейского рабочего» Алексея Приведенцева, продолжается. Лилия Алексеевна прислала для редакционного музея новые документы и фотографии, за что ей огромная благодарность. И главное, она выполнила нашу просьбу и рассказала о своей маме – Марии Васильевне Елпановой.

Много лет жена Алексея Приведенцева трудилась в городской типографии. О компьютерном наборе и верстке газеты тогда и речи не было, применялся метод высокой печати, страницы верстались вручную (метранпаж), а гранки статей набирались из особого сплава металла на специальной машине – линотипе. Вот на такой машине и работала Мария Елпанова, то есть была наборщицей, или иначе – линотиписткой.

«Мама была талантливым человеком, — пишет Лилия Алексеевна. — И кто знает, как сложилась бы ее судьба, если бы не было войны, если бы папа остался жив. Думаю, что и он чувствовал в ней огромный творческий потенциал.

Происходила мама из многодетной нищей крестьянской семьи, которая проживала в селе Белоярском Курганской области. Семья была настолько бедной, что Маня совсем не ходила в школу – не было одежки, обувки на нее, последыша. Когда семья перебралась в город, в землянку, маму (ей было лет 12-13) определили не в школу, а в домработницы. Здесь-то и проявился ее характер: за три года, что провела в чужой семье, она научилась многому. Мама умела прекрасно готовить – от гуся с яблоками до слоеного торта «Наполеон». Умела вязать крючком и на спицах, вышивала гладью и ришелье. Впоследствии все мои детские одежки, от платьиц до капоров, перешивались из ее нарядов.

На фотоснимке – работники типографии 60-х годов (Мария Васильевна во втором ряду слева, рядом линотипистка, а в первом ряду печатники). К сожалению, Лилия Александровна не знает их фамилий (кто узнал на снимке этих людей, пожалуйста, напишите или позвоните в редакцию «КР», тел. 351-24). Сохранила дочь и фото, где ее мама на своем рабочем месте – за линотипом. На обратной стороне Лилия Александровна написала: «Мама – за работой. На нее можно было любоваться: такое достоинство, собранность, движения неспешные, плавные. В то же время качество набора и скорость удивительные»..

А какая у нас была чистота! В доме, где печи топились углем, а воду носили ведрами с водокачки за переездом, царила потрясающая, идеальная чистота. Мама обожала белый цвет. Шторки (их называли задергушками) на окнах, постельное белье, полотенца – все было белоснежным. А ежегодные побелки в комнате, сияющие чистотой окна, цветы на подоконниках! Мамины любимые глоксинии, бархатистые колокольчики и сейчас цветут в моей квартире.

До 40 лет я жила в коммуналках, мне есть с чем сравнивать, и я уверяю: такой замечательной хозяйки, как мама, я больше не встречала. И это только одна грань ее характера. В ноябре 1934 года мама поступает в Копейскую типографию уборщицей, а в апреле 1935 года уже сдает на «хорошо» курс техникума по наборному делу. В предвоенные годы она трижды была премирована за перевыполнение норм по ручному набору. Так же стремительно освоила линотип. В ноябре 1950 года – ученица, в мае 1951 года – линотипистка.

Более всего меня поражала ее потрясающая, на уровне интуиции, грамотность. Бывало я, во-оруженная школьными учебниками, сомневалась: «а» или «о» написать в слове. Мама просит, мол, напиши так и эдак — и безошибочно указывает правильное написание. Прекрасная у нее была и память. Мама мне читала наизусть всего «Генерала Топтыгина» Некрасова, пушкинскую «Сказку о царе Салтане», целые главы из «Евгения Онегина».

Умерла мама в 60 лет от ишемической болезни сердца. Просто не проснулась однажды утром».

Место работы у Марии Васильевны было одно-единственное – Копейская типография. На пенсию она ушла в 1958 году, в сентябре, но, судя по записи в трудовой книжке, в мае 1959 года вернулась к своему линотипу. Окончательно уволилась в сентябре 1966 года (запись в трудовой книжке за подписью директора типографии Валентины Панариной).

«Возможно, мама работала бы и дальше, — читаем в письме Лилии Александровны, — но у меня родились один за другим дочь и сын. И только маме я обязана тем, что смогла продолжить обучение и получила диплом о высшем образовании. Училась я заочно в Ташкентском электромеханическом институте связи. Мама оставалась с внуками, а я смогла защитить диплом «на отлично». Очень уважала и любила мама свою работу и людей, с которыми вместе трудилась. Думаю, и они уважали ее».

Выслала Лилия Алексеевна и фотографию своего внука (правнука Алексея Яковлевича Приведенцева и Марии Васильевны). Для редакционного музея она выслала членский билет спортобщества «Угольщик» и пропуск отца, а также трудовую книжку матери и ее удостоверение ударника коммунистического труда. Полнится экспонатами музей газеты «Копейский рабочий».

Элеонора АЛФЕРОВА

Поделиться

  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
  • Новогодний выпуск копейского "Ревизорро"
Материалы рубрики
Новости