18+

Семья Каяткиных из Копейска доказала: разбитую чашу можно склеить, а счастье – в детях!

21 Апреля 2017 13:31 - автор Светлана Полежаева
Ранние браки нередко заканчиваются ранними же разводами. Часто отношения юных супругов не выдерживают проверки на прочность с появлением на свет малыша. Юлия Каяткина и ее супруг Юрий сумели склеить разбитую чашку: после расставания они не просто восстановили семейные отношения, но и стали многодетными родителями. Сейчас в их дружной семье подрастают шесть прекрасных дочерей.

Семья Каяткиных из Копейска доказала: разбитую чашу можно склеить, а счастье – в детях!

Юля и Юра начали встречаться еще в подростковом возрасте. Когда он ушел в армию, ей было всего лишь пятнадцать лет. Казалось бы, о какой верности и глубине чувств можно говорить в таком нежном возрасте, но Юля честно ждала любимого — на других мальчишек не заглядывалась, о Юрии не забывала. Как и многие другие девчонки, мечтала о красивой свадьбе, о нескольких детишках — она всегда хотела построить большую семью. Может быть, поскольку другой жизни не представляла, потому что сама росла в многодетном семействе.

В период вынужденной разлуки Юлии пришлось сменить место жительства: ее отцу поступило выгодное предложение работы в Челябинске. Так она вместе с родителями и братьями перебралась из Кургана в Копейск.

Чувства молодой пары победили не только время, но и расстояние: Юра, отслуживший к тому моменту срочную, и Юля ездили друг к дружке в гости едва ли не каждые выходные. В конце концов влюбленные, заручившись поддержкой родителей, решили поставить в еженедельных путешествиях точку — сыграли свадьбу. Молодому супругу тогда было двадцать лет, супруге шел восемнадцатый годок. Вскоре у них родилась дочка Олечка.

На этом чудесная сказка закончилась. Впрочем, почти все сказки кончаются свадебным пиром. 

Не ниндзя, а мама

Это только в рекламе детского питания улыбающиеся лялечки в розовых чепчиках бывают сущими паиньками: тихо-мирно играют погремушками, агукают, лежа в колясочке, и без проблем засыпают, едва коснутся кроватки облаченной в подгузник попкой. В жизни же карапузы часто не спят по ночам, маются из-за колик в животике и вообще почему-то предпочитают жить, как минимум, в течение первого года у мамы на руках, а вовсе не в кроватке или манеже.

Об этих очевидных «премудростях» родительства Юра и Юля не подозревали. Нет, конечно, более взрослые друзья и родственники предупреждали их, что просто не будет. Но одно дело — слышать, другое — испытать это на себе.

Олечка была беспокойной малышкой. Спала по десять-пятнадцать минут и только на маминых руках.

— Я не успевала даже грязные ползунки состирнуть, — вспоминает Юлия.Укачаю дочку, с величайшей осторожностью положу в кроватку и медленно, на цыпочках, выбираюсь из комнаты. Мне по части бесшумности ниндзя могли позавидовать: я научилась шагать так, чтобы ни одна половица не скрипнула. До миллиметра знала, куда можно ногу поставить, а куда — нет.

Только наберу воды, начну пеленку или рубашечку намыливать, как слышу — кричит. Бегу к Оле, опять успокаиваю, качаю. Мне моя мама до сих пор говорит: «Удивляюсь, как ты еще родить решилась — старшенькая тебе за десятерых обошлась». Нисколько не преувеличиваю: первые три года своего материнства я помню, как в тумане, потому что катастрофически не высыпалась. 

дети.jpg

Шесть дочек появились на свет вовсе не потому, что «папа хотел сына»,
а потому, что Каяткины чувствовали в себе силы и желание жить в большой семье

Храм

У Юли почти не оставалось сил на то, чтобы уделять внимание Юрию. Он помогал чем мог, старался финансово обеспечить жену и дочь и, по-видимому, ждал благодарного отношения. Она же считала, что муж мог бы больше помогать ей в заботе об Олечке.

У обоих постепенно копилось непонимание, росла жалость к себе. Ссоры не заставили себя ждать. Их продолжительность и глубина с каждым днем только увеличивались. Однажды чаша семейной жизни окончательно раскололась: Юра уехал к своим родным в Курган, а Юля осталась с родителями в Копейске.

— Развод стал для меня потрясением, — говорит Юлия. Я чувствовала себя будто разрубленной. Никак не могла понять, почему наша красивая история окончилась так печально.

Когда обиды улеглись, начала анализировать недавнее прошлое, разбираться в причинах, повлекших наше расставание. И поняла, что каждому из нас надо было не о себе думать, а больше помогать супругу. Только было уже поздно — семья-то разрушена…

Стараясь заглушить душевную боль, Юля отправилась в храм. Она и раньше считала себя верующей, но вера эта была детской, наивной, не предполагающей работы над собой. Теперь же ее духовный выбор стал осознанным.

Что она говорила Богу там, у икон, о чем молила, понять несложно. И Господь ее услышал.

— Однажды я поехала в гости к подружке в Курган. Сотовые телефоны в ту пору были далеко не у всех, поэтому вышло так, что в Кургане меня никто не встретил — выяснилось, что подруга уехала на несколько дней в деревню к родне. Решила переночевать у другой подружки, но у нее сменился адрес. Я знала, что ее координаты были у моего бывшего мужа, и, набравшись смелости, пошла к нему, — рассказывает Юлия о первых шагах к примирению.

Юрий обрадовался нежданной встрече — видно, за два года разлуки он тоже сумел забыть прежние обиды. Обрадовался настолько, что больше не отпустил любимую от себя. 

Работа над ошибками

— На заре семейной жизни мы допустили еще одну серьезную ошибку, — констатирует Юлия.Мы начали строить семью в одном доме с моими родителями. Мои папа и мама — чудесные люди, понимающие, заботливые. Они ничуть не виноваты в нашем разводе. Неправильной с психологической, поведенческой точки зрения была сама ситуация: в доме тестя и тещи молодой муж не может почувствовать себя главой семьи. Он в любом случае окажется в позиции подчиненного и, соответственно, ему в такой ситуации будет очень сложно в полной мере взять на себя ответственность за жену и детей.

Чтобы избежать повторения негативного сценария, Юрий и Юлия решили жить отдельно от родителей и сняли квартиру. Вскоре на свет появилась вторая дочка, Машенька.

Семейная жизнь — это беспрерывный, не знающий выходных труд. Пройдя испытание разлукой, Каяткины заново учились строить отношения без взаимных упреков, скрывать накопившуюся за день усталость и негатив и постоянно поддерживать друг дружку словом и делом. Скрепляющим стержнем для супругов стало православие — в нем они черпали и продолжают черпать и силы, и ответы на сложные вопросы, которые перед ними время от времени ставит жизнь.

— Легко нам не было никогда, — рассуждает Юлия.На смену эгоцентризму пришли другие проблемы. К примеру, наше чадолюбие прошло испытание материальными трудностями: только младшая дочка, Верочка, родилась в нашем собственном жилье. Все остальные дети — на съемных квартирах. Нередко бывало так, что звонит хозяин квартиры и сообщает, что собрался продать недвижимость или поселить в нее своих знакомых. Приходится в авральном порядке паковать вещи, искать другую жилплощадь. Одеваешь ребятишек, собираешь баулы с авоськами, тут же на руках младенец плачет. Ничего, со всем справились — Господь не дает испытаний больше, чем можно вынести. 

Друг, начальник и волонтер

Сейчас основная проблема для Юлии — постоянная нехватка времени. Она каким-то непостижимым образом совмещает три жизни, три ипостаси в одной: успевает работать в регистратуре храма В Честь свв. Петра и Февронии, расположенного в поселке Старокамышинске, занимается волонтерской деятельностью и заботится о своих шестерых дочурках. Старшей, Оле, уже девятнадцать лет. Она учится на фармацевта. Замуж пока не торопится, но искренне считает отношения своих родителей образцом для подражания. Однажды на уроке в выпускном классе речь зашла о том, в каком возрасте лучше выходить замуж. Некоторые Олины одноклассники сказали, что семью строить лучше после тридцати, «когда уже нагулялись». Она же с недоумением возразила: «Что значит — нагулялись? Пока гуляешь, можно и здоровье растерять. Как потом детей-то рожать?».

Маше — четырнадцать. У нее сейчас — трудный возраст. Она пытается найти себя, но пока еще до конца не поняла, кто она сейчас и кем хочет стать в будущем. Хорошо рисует, но не знает, будет ли развивать художественные способности? Юля говорит, что ей иногда с Марусей приходится сложно, потому что в отношениях с ней сейчас приходится особенно тщательно держать баланс «начальник — друг». Будешь чуть больше начальником — и подросток перестанет тебе доверять. Будешь чуть больше другом — рискуешь упустить чадо.

Саше — двенадцать, а Наде — одиннадцать. Они обе обожают танцевать, занимаются в школе искусств у Елены Юрьевны Запасной. Даже по дому из комнаты в комнату ходят, репетируя — отбивают замысловатую ритмическую дробь. Восьмилетняя Катюша играет на фортепиано, готовится поступать на музыкальное отделение ДШИ № 2. Шестилетняя Верочка — пока просто папина и мамина радость.

Будут ли дети еще, Каяткины не знают — они с радостью принимают каждого ребенка как дар Божий.

В свободное от семейных хлопот время Юлия активно сотрудничает с представителями челябинских светских и православных благотворительных фондов. Помогает организовывать любительские концерты в сиротских учреждениях и домах-интернатах, чтобы разнообразить досуг одиноких детей и взрослых. Собирает одежду и продукты для передачи нуждающимся. Не чурается работать руками: бывало, вместе с прихожанами храма Петра и Февронии помогала делать ремонт одиноким многодетным мамочкам.

Волонтерских планов у Юлии — громадье. Уже свершившиеся добрые дела себе в заслугу не ставит — говорит, что не смогла бы сделать и малой толики без поддержки любимого мужа Юрия и земляков-единомышленников. Сил на бескорыстную помощь многим и многим копейчанам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, у нее хватит точно. Хватило бы в сутках часов.

Поделиться

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики
Новости